Вторая часть рассказа про фотоохоту на Red Fox Adventure Race

По завершении первых суток с каждым часом наша фотоохота становилась все более напряженной. Если поначалу, приходя на точку съемки, мы заставали там толпы команд, то начиная с середины вторых суток, приходилось долгое время сидеть в засаде.

Одна из самых прикольных на мой взгляд особенностей гонок Red Fox Adventure Race в том, что ты как бы один и не один. Если в первые часы гонки, на первом этапе, основная часть команд бежит большой толпой, то на вторые и третьи сутки каждая из них оказывается сама по себе в диких дебрях или на просторах озер,  иногда пересекаясь с другими командами в лесу и на воде, или встречаясь с ними на КП и тех.этапах.

Лично мне не очень нравятся массовые старты, где бежишь в толпе, как селедка во время нереста. Но при этом иногда хочется выйти из глуши к каким-нибудь людям. Например, мы были счастливы, когда после встречи с медведем, наконец,  выйдя к бобриной заводи, увидели участников. Да и осознание того факта, что где-то рядом бегают другие команды, действует психологически, как сванская страховка. А иногда и реальная физическая помощь. Жесткие условия гонки вынуждают команды взаимодействовать и помогать друг другу. Именно так было в этом году на навесной переправе.

Чем еще меня привлекают длинные гонки? Как бы ни парадоксально это прозвучало, но тем, что в них – чем дальше, тем легче. Первые восемь часов очень тяжело, хочется плюнуть и пойти полежать на диване. Потом начинают открываться второе, третье и энное дыхание, но под утро клонит в сон. И вот, наконец, на вторые сутки наступает момент, когда становятся не нужны ни сон, ни даже второе, третье и энное дыхания, потому, что все рецепторы, в том числе усталости и боли, притупляются, организм «втягивается» и кажется, что он может, как биоробот, работать дальше сколько угодно. Только периодически нужно закидывать в него топливо и давать короткую передышку, но и тридцати минут сна за сутки хватает, чтобы вновь начать двигаться со свежими силами.

В этот раз я не участвовала в гонке, и так быстро и много, как участники, бегать не пришлось, поэтому и так тяжело, как им, не было, но все равно наступил тот классный момент, когда на второй день солнце начало приближаться к зениту, и внутри щелкнул тумблер переключателя на бесконечный режим, а всю полуночную вялость, как рукой сняло.

Итак, по порядку. После попытки доплыть до скалолазных и веревочных тех.этапов на моторке, мы, в итоге, отправились туда цивильным путем – на «рейсовом» катере, организованном для заброски журналистов и фотографов. По пути пересели с катера в надувную лодку, чтобы отснять участников, «берущих» КП на скалах над водой.

Особого экшена и накала страстей на скальных КП не было. Команды к этому времени уже растянулись по дистанции, не было того потока, каким они шли по руслу реки Кажма, катили первый велокруг или прибегали к КП на первом треккинге. Байдарки одна за другой подплывали к скалам, участники по очереди спокойно вылезали из них, пролезали маршрут, залезали в байдарку и уплывали. Никто не падал с криком в воду, никто не матерился. Те, кто не готов был лезть по скалам без страховки, просто сразу проплывали мимо.

На навесной переправе было несколько оживленнее. Мы с Костей планировали приплыть на нее рано утром, и оказаться там к подходу команд-лидеров, до большого наплыва народа, чтобы занять одну из трех ниток, и, двигаясь на этой переправе параллельно участникам, поснимать их прямо в процессе жумаринга. Но в приключенческой гонке не всегда все происходит по плану, частенько приходится вносить коррективы.

Когда мы добрались до навесной переправы, там царил ажиотаж. Все наши с Чегаровским и Овчаруком предположения и опасения не сбылись. Мы думали, что мало кто из команд отважится или станет терять время на этой длинной воздушной переправе, и что затраты человеческих и технических ресурсов на организацию такого интересного, но сложного этапа будут не сильно оправданы, так как пройдут его только лидеры, которые берут все КП. Но было такое ощущение,  что почти все команды на нее ломанулись. Хотя, когда мы заглянули на этап вертикального жумаринга, то и там была очередь.

Сама же навесная переправа. Мне кажется, что вся крутизна – в ее красоте.

Даже, глядя со стороны, можно было почувствовать, что должен испытывать человек, паря в свободном пространстве, когда вокруг только небо и вода.

Для меня подъем на жумаре или спуск дюльфером исключительно техническое занятие. Как для пахаря с 30 летним стажем вспахивать поле на тракторе – что в этом романтичного? Но бывают такие места, когда аж дух захватывает и хочется кричать от восторга. Такое чувство возникало у меня, например, на отвесных дюльферах со скалолазных маршрутов в Gullkhausen – скальном массиве, нависающем над океаном, расположенном на краю острова Квалоя в Норвегии. Висишь на веревке, раскручиваешься вокруг своей оси, а вокруг бесконечный океан. Или, когда мы дюльферяли в расщелину с Чима Пикола на Тре Чиме ди Лаваредо. При всей моей клаустрофобии и стремлении избегать замкнутых пространств и пещер, но те, захватывающие дух, какие-то мистические ощущения, возникшие, когда пришлось нырнуть на веревке в глубину этого 150-метрового каменного колодца, запомнились навсегда.

Это чувство – смесь страха, восторга и удовольствия, – рождаемое гремучей смесью из компонентов: места, настолько красивого, что оно кажется каким-то божественным алтарем, «местом силы» или местом духов,  а так же окружающим огромным пространством, по сравнению с которым чувствуешь себя таким маленьким, что кажется прикасаешься к самой вечности и бесконечности. И это чувство пересиливает все страхи и фобии, заряжает энергией и придает сил.

И, была бы я на этой нынешней гонке участником, то даже будь это сотни раз не выгодно – тратить время на эту навесную переправу, – и практичнее обойти ее, чтобы набрать баллов на взятии других КП, и, казалось бы, что сил не хватит прожумарить без остановки 200 метров, но я бы не задумываясь пошла на этот этап ради ощущений. Иначе для чего нужна приключенческая гонка?

И на мой взгляд, именно этот этап был самым большим «местом силы» на нынешней гонке. Потому что внутренняя духовная сила приобретается только, когда преодолеваешь что-то очень могущественное.

Я немного ушла в пафос? Да? :)

Есть немного. Но и сама гонка в Заонежье была достаточно пафосной, именно такие чувства ВСЕ в ней вызывало. И особенно КП с навесной переправой.

Мы находились там достаточно долго. Сначала снимали внизу, потом  верху, потом сходили на осыпи, вернулись обратно и снова поснимали сначала вверху, затем – с дюльфера. В конце концов переплыли обратно на мыс к месту старта. И все это время на этом КП не заканчивался поток команд, ожидающих своей очереди. Но никакого недовольства и раздражения не витало в воздухе. В прошлом году на скалолазном этапе, когда собирались такие же очереди, особенно на трассах 6а, которых было всего две, чувствовалось раздражение команд. Некоторые даже скандалили и ругались.  А тут, на навесной переправе, все только помогали друг другу, вытягивая совместными усилиями.

– После такого этапа на следующий год придется придумывать что-то еще более грандиозное, – сказал после гонки то ли сам Виталий Чегаровский, то ли это кто-то ему сказал.

Что еще в этот день было интересного? Осыпи. Многие участникив интервью говорили о том, как они их впечатлили. По мне так в осыпях нет ничего впечатляющего. После многочисленных подходов в горах по крупным и средним осыпям с тяжелым рюкзаком, они скорее раздражают, чем впечатляют. А тут еще приходилось лезть через эти завалы камней с камерой в руках, что тоже радости не добавляло. Но несомненно разнообразия и экшена этот этап добавил много. И скальная стена, напомнившая мне вершину Большой Тхач в Адыгее, и тянущаяся несколько сот метров где-то посреди заонежского леса, выглядит так же необычно, как и каменные Столбы посреди тайги. Мы с Костей, перемещаясь вдоль стены от КП до КП, пока ждали команды в очередной фотозасаде, коротали время за рассматриванием стен и обсуждением потенциальных скалолазных маршрутов.

Наше глобальное утреннее приключение с моторкой, закончилось вечером двумя маленькими приключениями. Не все же им доставаться на долю участникам.

Одно по сути и приключением назвать трудно, но в результате именно его, как и утром, родились самые неожиданные кадры. Похоже, что именно во время незапланированных  ситуаций и появляется все самое прикольное – впечатления, снимки и воспоминания.

Смотрели «Лыжный патруль»? Там есть прикольные кадры, как чувак на спуске на лыжах, спрыгнув со скалы, влетает в макушку большой елки и застревает. Вот и я так же, чуть не въехала с размаху на дюльфере на макушку елки. И хоть все говорят, что осыпи и стены, похожие на горы, но Заонежье - это вам не горы! :)На всех скалах – елки, да палки, даже на отвесных. Как они там держатся, уму не постижимо. Особенно впечатлили стены, где был, так называемый, техэтап «виа-феррата», но об этом позже. А пока надо еще слезть со скал, где навесная переправа. А как слезть, когда  застрял на очередной полке, и дальше дюльферная веревка идет не вниз, а вверх – через макушку елки, – и все попытки сдернуть ее оттуда не срабатывают. Елка то мохнатая, чем больше дергаешь, тем глубже в ее ветках запутывается веревка. И далеко от полки – не дотянуться, чтобы снять.

– Езжай вниз, она сама под твоим весом сползет, – советует сверху Костя.

Какое там «под весом сползет», когда под моим весом на толстой веревке даже спусковое устройство иногда само не едет – приходится подпрыгивать, чтобы посильнее нагрузить его и поехать вниз, а не зависнуть в воздухе.

В итоге, пока я там манипулировала с веревкой и елкой, Костя не выдержал и поехал вниз по параллельной веревке, идущей не до самого низа, чтобы доехать до полки и пересесть на мою веревку, если я все-таки не совью гнездо на елке, а доеду вниз.

В результате того, что мы не скатились тупо сверху до низу,  а застряли по пути на полке, оказалось, что вот они – те захватывающие кадры, которые так хотелось снять. Почти такие же отличные, как и те, ради которых мы планировали прийти на этап раньше и завеситься на середине переправы параллельно командам.

К тому моменту, я уже как раз слезла со своей насиженной елки, к сожалению, поломав на ней пару веток, пока снимала с них веревку, хотя и старалась изо всех сил избежать этого.

Внизу было второе маленькое приключение. Мы с Костей работали по своему индивидуальному плану, не участвуя в цивилизованном фото-туре, организованном для репортеров, по большей части перемещаясь по дистанции, как и участники – с картой в руках и на своих двоих. Это занимало гораздо больше времени, чем у остальных фотографов и операторов. Утром, высаживаясь с моторки на берег, мы договорились с парнем, что когда закончим и будем готовы возвращаться на базу, то покричим ему, он приплывет с мыса и отвезет к основному берегу, туда, где Костя оставил машину. Когда мы, наконец, сдюльферяли с верхней точки навесной переправы вниз и стали «вызывать» нашу «рейсовую» моторку, оказалось что ее уже нет, и что все рейсы на сегодня закончились.

И вот мы такие красавцы, кричим: мол заберите нас отсюда. А нам в ответ с другого берега: «А вы кто?»

– А мы фотографы.

Затем шел забавный диалог через всю навесную переправу. И сама ситуация  была забавной. Можно было бы забить на все и лечь поспать до следующего утреннего «рейса», да только надо было двигаться дальше по дистанции, чтобы поймать команды на следующих КП.

И тут нам сказочно повезло. Только мы уже собрались идти вкруговую на мыс, чтобы не перекрикиваться, а на месте решить проблему, как вдруг приплыло «VIP байда-такси» с Лехой Лукашенко за рулем, точнее за веслом. И хотя я пыталась отобрать у него весло, чтобы мы сами могли догрести, но он весло не  отдал, а довез и уплыл. На мысу добрые самаритяне-волонтеры тоже, как говорится, «вошли в наше положение» и довезли на своем катере до «большой земли». И мы поимели удовольствие испытать приятное чувство облегчения, когда наконец, сели в Костину машинку и захомячили, оставленные в ней припасы в виде хлеба с сыром.

Как прошел следующий день гонки в следующей третьей части, если хватит вдохновения ее дописать :) Она будет выложена вместе с видеороликом, который к тому моменту, будет наконец, закончен. В любом случае ролик уже смонтирован. И даже если нечего будет почитать, то можно будет посмотреть. Осталось сделать русские и английские субтитры, к вставленным в него маленьким кусочкам интервью – с нашими и не нашими  командами.