Из кого набирается экипаж яхты?

Они все новички, у нас нет профессионалов, как таковых. Мы берем студентов, которые ничего не знали о море: они пришли в наш институт, мы им прочитали лекцию, показали фотографии, отчитались о том, как мы в прошлом году ходили в поход, показали фильм, который сделали о прошлогодней регате... То есть, это у нас секция, в которую они могут ходить вместо физкультуры. Всего у нас этих секций восемнадцать, по разным видам спорта, и на первый-второй курс они могут выбрать, куда ходить. Те, кто выбрал парусный спорт, приходят сюда.

Получается на «Акелу» сразу приходят новички, или они все-таки сначала практикуются на других яхтах на более коротких дистанциях?

В основном это совсем новички, которые сразу же уходят с нами далеко в море. В этом году только Петер и еще одна девочка, Катя, которые уже ходили, знают, что это такое и хотят продолжать и дальше. А вообще, в прошлом году, например, были практически все новички.

Не страшно ли брать на себя ответственность за детей, когда все они новички в открытом море?

У нас есть план, по которому надо действовать. Все расписано, даже на самые худшие варианты, все на уровне рефлексов. Однако ты не знаешь, чего ожидать от этих новичков, потому что они не понимают, что может представлять опасность, не представляешь, как они себя поведут в конкретной ситуации. С профессионалами все просто, они знают, что нужно делать в конкретной ситуации, а тут ты еще должен следить за вот этими вот муравьями, которые расползаются по палубе в разные стороны. Поэтому да, это тяжело, в первую очередь психологически.

Тогда почему вы все-таки ходите с детскими группами?

А потому, что это лучше, чем если они будут курить или пить. Это адреналин, который ты запустил в кровь, и он тебе нужен всегда.

Но это контролируемый адреналин. Для получения допуска к регате должна быть безопасность по высшему разряду. Плоты, спасательные жилеты, куча всего. Мы проходим серьезную комиссию, прежде чем принять участие в соревнованиях, это значит, что у нас запасная вещь на запасной вещи и еще раз на запасной вещи. И на самой регате обеспечивается безопасность – обязательная связь, раз в двенадцать часов весь флот централизованно передает координаты. Опять же, мы идем большим флотом, все знают, где у кого какая координата, не дай Бог, что-то случится. Случись что, вызываешь помощь, пострадавшего забирают, вертолетами снимают. Ведь что такое регата? Это привлечение молодых, неопытных людей к морю, поэтому нужно, чтобы все было максимально безопасно. Нужно, чтобы они «схватили» этот адреналин, поняли, что это такое – быть в море.

Главное что здесь? Не спорт, не прийти первым, главное – жить одной семьей.

Ты живешь в очень маленьком помещении, вокруг много людей, каждый твой шаг отслеживается, каждое твое движение может как-то сказаться на другом человеке. А еще ты не можешь выйти, не можешь дернуть стоп-кран и сказать: «Высадите меня здесь!» Ты ушел, семь дней ты в океане. Выхода – нет, вот она, твоя яхточка.

А для самих ребят насколько тяжело выходить сразу на большие расстояния?

Для них это очень трудно, потому что большинство пришло от мамы, где за них все делали, за ними убирали, им готовили, стирали, а тут приходится это все делать самим. За собой убирать гальюн, готовить, выходить в магазин и покупать продукты – это все для них вновь, и те, кто проходит через эту школу, обычно остаются навсегда.

Другая трудность в том, что во время регаты в один момент на берегу оказывается от двух до пяти тысяч молодых людей со всех стран мира. Естественно, надо как-то общаться, и естественно, английский язык – международный, парусный. Поэтому сразу, как только они оказываются в другой стране, у них возникает желание учить иностранный язык.