Из разговора после окончания нынешнего мероприятия:
– Что тебе запомнилось больше всего?
– Перелет на ведре (авиакомпания Widerøe), горизонтальный дождь, закат и рассвет одновременно.


///

– Ничего себе Энджойбл, – комментирует Юля, со вздохом облегчения прощелкивая очередную оттяжку.
– Три звездочки однако, - подначиваю я. – Это норвежский энджойбл.
– О, да, для норвежских горячих парней, – щелк, еще одна оттяжка и следом очередной полувздох-полустон облегчения.
Это маршрут Platina baren, 5+ с тремя звездочками (типа супер классный маршрут, который надо обязательно пролезть, иначе вы просто лохи, если не пролезете) и про который в гайде написано: ”Nice climbing on golden rock”. Справедливости ради надо сказать, что там действительно голден рок, так же как впрочем и найс клаймбинг. Но это я начала с конца.

А началось все так…

После Гротфьорда детей увезли на три дня на остров Сенья на экскурсии и пляжная жизнь у нас закончилась – спортсмены переместились на самый-самый конец острова Квалоя, почти на край земли, туда, где скалы обрываются прямо в океан, в более жесткий район Gullkhausen.

И тут нас накрыл шторм. Это был не первый наш шторм. Один мы пережили в Эшфьорде, еще в самую первую ночь на острове Квалоя. И хотя тогда и хлестал пол ночи горизонтальный дождь (да, да, именно горизонтальный – струи дождя были не просто косыми, а хлестали горизонтально), но оказалось, что тогда был штормик по сравнению с этим штормищем в Gullkhausen. Всю ночь мы выскакивали из палаток, растягивали их и укрепляли за большие бульники, только они были способны удержать палатки на месте. В целом почти всем пришлось вылезти раза четыре-пять. Всю ночь палатки и тенты рвало нещадно.
Вот тут то мы и оценили, что такое оказаться над океаном. Бивуак в Gullkhausen находится в маленькой мульде на перевале между двумя пиками. В общем, незабываемый experience мы получили.

К утру ураганный ветер к счастью начал стихать, постепенно прекратился дождь. Но на небе висели тучи и лазать было холодно. Даже горячие норвежские парни, лихо начав демонстрировать крутое норвежское лазание, после первой же оттяжки стали зависать и греть руки.

Но у нас еще был целый день в запасе до возвращения экскурсантов с Сении и на следующий день погода действительно не подвела.

Gullkhausen – это похоже район для истинных гурманов. Редко кто даже из местных скалолазов добирается сюда. Во-первых он самый удаленный от Тромсе и длинный подход. Мы в две ходки забрасывали снарягу и продукты на три дня, чтобы не ломаться и не таскать тяжелые рюкзаки. Скалы тут отличаются от всех остальных районов Квалоя, хотя тут так же гранит, но другая какая-то красная порода. Из-за того, что тут не закрытый фьорд, а открытый океан, то скалы по состоянию больше похожи на те, что в горах – так же крошатся и разрушаются.
Недаром тут даже щеточка лежит под началом маршрутов в щели, чтобы можно было почистить, так как верхний слой видимо постоянно крошится под воздействием ветров и штормов.

По той же причине они очень холодные и острые, так что пальцы мгновенно стираются. Даже в солнечный день до обеда было сильно холодно пальцам, только к вечеру камень слегка прогрелся и стало комфортно.

Но хотя мы и не горячие норвежские парни, но зато нам альпинистам к холодным скалам не привыкать, поэтому размявшись на шестерке, Юля решила полезть семерку. К сожалению, не долезла, небо снова затянуло облаками и начал накрапывать дождь.
К тому моменту, как мы слезли, дождь попугал попугал, да и прекратился, так что не дополучив полного экспиеренса на семерке, решили под занавес пролезть легкую пятерочку.

Подлазим под маршрут.
– Это разве пятерка? – удивляется Юля, глядя наверх. – Что ж это за пятерка такая с карнизом?
– Это норвежская пятерка и найс клаймбинг.

Первый найс случился уже в самом начале.
– И это они называют найс клаймбинг, – раздается сверху страдальческий голос, – полный энджобл.
И дальше мы начинаем склонять в разных вариациях все эти норвежские энджойблы и найсы. Между этими междометиями, Юля выдает тирады о том, что на семерке было проще, чем на этой пятерке.
– Но она три звездочки, мы просто обязаны получить на ней удовлетворение.
Когда мы потом слезли с этого маршрута, то те, кто был ниже, сказали, что сверху раздавались очень характерные звуки, похожие на то, что мы действительно получили там полный энджой.

Мои эпитеты были поскромнее.
– Пока все просто, – бодро пролезаю пару оттяжек.
– Да, тут специфика всех маршрутов, что начало простое заманивает, а когда чувствуешь, что ты попал, отступать уже поздно, – комментирует Юля.
Эдакая заманиха получается.
– Опа, а вот и оно – задумчивое место.

Нервно шарящий взгляд в поисках зацепок, короткое раздумье, и…
– Я поняла, нужно просто накатывать в наглую и тогда будет энджойбл.

После пары очередных задумчивых мест, постепенно набралась наглости и на карнизе даже не стала останавливаться, накатила в наглую.
А после карниза ждал тот самый полный найс, о котором говорилось в гайде, т.е. самая приятная и легкая часть маршрута, лезущаяся почти как танец.

Но вот только энджой для меня был все-таки весь под карнизом.