Дорога до Вади Рама идет через большую пустыню. Единственное слово, которое приходит на ум, глядя за окно автобуса:
Кин-дза-дза…
Тянущаяся бескрайняя большая пустыня и торчащие тут и там какие-то одинокие бетонные сооружения.
И пески, пески, пески.
Желтый песок большой пустыни постепенно сменяется красными песками Вади Рама. А «кин-дза-дза» на марсианские пейзажи.
Выгружаемся около кемпинга Rest House в котором обычно живет вся клаймберская тусовка. Первое ощущение легкого разочарования. Пытаюсь сжиться с мыслью, что тут нам предстоит жить две недели. Но если что-то неизбежно, то надо попытаться расслабиться и получить удовольствие.
Первый день приезда проходит неторопливо в состоянии затишья – как будто замираешь перед большим прыжком. Привыкаем к бедуинам и верблюдам, изучаем местные достопримечательности и едальни, зависаем в самом тусовочном клаймберском месте – ресторанчике Али.
Следующее утро начинается с торжественного открытия фестиваля Jordan Women и с этого момента все события закручиваются с бешенной скоростью.
Оказалось, что вся клаймберская тусовка оседает в основном в районе Джабль Рама и Ум Ишрина – два массива между которыми находится деревня Вади Рам. Но жажда приключений тянет всех наших девушек к малохоженым массивам в глубь пустыни.
И как только завершается первая часть феста – мастер-класс и совместный клаймбинг с израильскими друзьями, которые приехали на наш фестиваль, то сразу же после этого самая экстремальная связка девушек белорусско-украинская команда «Две Кати» – Катя Тутубалина и Катя Никоненко отправляются на один из маршрутов на массиве Казали.
И даже 2 часа пешком по пустыне не останавливает их.
Туда же отправляется и группа под руководством Елены Кузнецовой и Антонины Маламы.
А там под вершиной Казали в центре пустыни в 6 км от деревни находится новый кемпинг Milky Way. И упав в этом оазисе на чистые циновки мозг наконец испытывает блаженство и с этого момента единственная мысль, которая заполняет сознание – что тут, под Казали, можно провести не только две недели, но хочется приехать сюда на месяц – два, и ходить, ходить, ходить день за днем на все эти окружающие массивы. Забыть о работе, делах, забыть о Кавказе и Памире и том, что есть еще другие горы.
Такие необычные тут маршруты, вызывающие непреодолимое желание пролезть их все.
В итоге мы покидаем так не понравившийся нам Rest House и переселяемся в Milky Way.



Из интервью с Ириной Морозовой

Кемпинг, в котором мы жили, получается, в глубине пустыни и там разные массивы, не только Джабль Рам, который чаще всего ходят в Вади Раме. Есть еще множество других массивов, которые абсолютно разнообразны. Вот например Казали (Jabel Kazali), под которым находится кемпинг, – на нем стены из такого красного песчаника. По всей стене идет, как кружево песчаных образований. Оно все хрупкое. Стучишь по нему, и звук как по хрусталю, глухой. Маршруты в основном такие, которые во внутренних углах и каминах. И в этих внутренних углах получается такое 3D лазание. Т.е. вокруг тебя нависают камни. Сбоку какой-то камень надо облезать, сверху нависает карниз, который надо обходить. Такое очень интересное лазание.
Другой массив Бурда (Burdah). Там длинные, длинные плиты. Если на Казали стены отвесные и даже с нависаниями, то Бурда – не больше 70 градусов. Крутизна не большая, но зато это гладкая плита. Идешь полностью на трении, местами даже руки на трении. И плохо со страховкой – достаточно трудно найти куда там заложиться. В основном страховка чисто психологическая.
Вообще в Вади Рам сложно со страховкой. Все такое зацепистое, объемистое, но все не надежно. Например, очень стремные песочные часы, их много. Но очень страшно только на них делать станцию. Потому, что по ним постучишь, и такой пустой гулкий звук. Кажется, что в любой момент это все рухнет. И протирается камень прямо веревкой. У нас там девушки полазали с верхней страховкой, и веревка шла через лобик, так вот мы когда спускались с маршрута обратно через это место, там уже такая целая канавка глубиной в 2 см была, пропиленная их веревкой. Поэтому, когда это видишь, делать на всех этих песочных часах страховку страшно. Тут лазание очень хорошее, трение держит офигенно, ноги, где казалось бы не должны стоять, стоят. Но вся проблема в ненадежной страховке.


Об организации Фестиваля

Мой стиль организации – это сформировать общее ядро, запустить, и дальше оно само движется. Есть люди, которые в организации движутся по четкой схеме, и ни шага в сторону от этой схемы. Все расписано по времени: вот в это время мы здесь, в это время мы занимаемся этим, в этот день у нас школа и обязательно на этом массиве со стольки-то до стольки-то, потом после школы переезжаем сюда. Т.е. четкий план и график. Мне, наверное, так не очень нравится.
Ведь люди собираются разные, например 10 человек, с разными интересами и потребностями. А 20 человек – еще более разные. Не факт, что мне понравилось в этом кемпинге и он понравится всем остальным. Или на этом массиве я считаю, что надо проводить вот так школу, а все остальные может быть скажут, зачем нам соревнования, мы не хотим соревноваться, мы хотим просто вместе полазать. А когда все жестко распланировано, то эта схема ставит людей в рамки, ограничивает. Хотя с другой стороны, она проще для организаторов. Тот путь, по которому иду я, он сложнее, потому, что он предполагает постоянную гибкую импровизацию, импровизацию в зависимости от ситуации и условий. Т.е. мы прилетаем, и дальше пошла чистая импровизация, которая зависит от разных факторов: от настроения участников, от того, что мы там видим, какие массивы, от погоды, от людей, от всего.
Например, как получилось в этот раз с мастер-классом на Jordan Women. Я предполагала, что у нас сначала израильские девушки и ребята пролезут, а мы посмотрим специфику рельефа, как по нему лучше и надежнее лезть, чтобы он не крошился. А получилось, что наши девушки, как только подошли к скале, тут же веревки достали, выбрали себе маршрут и побежали. Они сами уже начали мастер класс показывать. А израильтяне остались все сзади. А как остановить? Сказать, нет, у нас по планам мастер класс, куда вы полезли, а ну вниз. Это же всем испортит настроение. Надо чувствовать настроение людей, которые собрались.
Вот в этом и заключается мой стиль организации – заранее прощупать почву, изучить, продумать не одну схему, а 10 разных. И когда у меня в голове есть 10 разных схем, тогда я могу в зависимости от ситуации моделировать из этих 10 схем каждый раз разные какие-то варианты. И получится какой-то 11-й.