– Ну как там, в Иордании? Давай рассказывай, – с нетерпением спрашивает меня Макс Нечитайло, как только мы с Никитой загрузились к нему в машину и двинулись из Шереметьево в сторону Москвы.
– О, это было супер, просто фантастически, – начинаю я и понимаю, что не могу рассказать, что все слова кажутся блеклыми.
За окнами машины проносятся указатели, какая-то знакомая российская реальность, вдруг ставшая чужой и непривычной. Как будто дом остался там, за бортом самолета. Или тот мир остался там, а этот знакомый мир вдруг стал чужим.
Как будто мы прилетели с другой планеты.
Наташа Злоказова сказала во время заключительной поездки в Бара-Каньон, что Вади-Рам – космическое место. И это правда. Это какой-то космос. Это другая планета. С совсем другими людьми.

Из интервью:
«Наверно, проводя фестиваль, я ничего сама не организовываю. Вернее, вся организация происходит заранее – в изучении района, в подготовке и продумывании десятка разных логичных путей. Главное – начать двигаться, толкнуть эту махину, а дальше все нужные события, люди сами начинают притягиваться. Нужно лишь их вовремя уловить и не упустить. И когда фестиваль начинается, то все происходит само собой. И все участники являются его организаторами. Я лишь улавливаю общее настроение, общие желания и выбираю из десятка вариантов нужное направление. То есть просто поворачиваю, как говорится, корабль в нужную сторону. И то, что в процессе подготовки казалось важным, вдруг уходит на задний план и становится никому не нужным. И наоборот, какие-то обозначенные мимолетно люди или варианты становятся ключевыми».


И вот таким ключевым звеном в Jordan Women, потянувшим за собой всю цепь событий, стал Матар. Именно благодаря этому человеку наш небольшой Women Climbing Meeting превратился в настоящий феерический фестиваль. А Вади-Рам стал Космосом. Пустыней и раскинувшимся над ней Млечным Путем.
Еще в январе-феврале, когда мы с Мадиной, которая мне помогала заниматься всей логистикой (трансферы, страховки и пр.), отправляли информацию в УИАА и запросы в разные транспортные компании, Матар написал и предложил свою поддержку. Но тогда я отнеслась к его предложениям настороженно. К тому же никто из израильтян так и не смог мне ответить, кто этот бедуин и где этот предлагаемый им кемпинг, расположенный в 6 км от деревни.
Поэтому мы и пошли изначально по классическому, известному всем пути – Рест-Хаус в деревне, центр клаймберской тусовки.
Но разве можно почувствовать обаяние на расстоянии? Разве можно познать горы через Интернет? Разве можно ощутить магнетизм места, не побывав в нем?
Оказалось, что клаймберская тусовка очень редко забредает дальше Джабль-Рам и Ум-Ишрин. Как и у нас на Кавказе, здесь есть популярные, избитые, тысячи раз исхоженные всеми массивы, а за ними скрываются дикие, девственные, удаленные места для тех, кого привлекает все неизведанное и дух приключений.
Вот и нас манила к себе пустыня.
Еще не успела завершиться первая часть – мастер-класс и так называемая «школа», как большая часть девушек направила свои стопы в пустыню – к массиву Казали.
А там и оказался тот самый кемпинг Milky Way, про который писал нам Матар.

Если это твое, то оно обязательно тебя найдет. И события всегда сами произойдут в нужное время.

Рест-Хаус. Песок, песок, песок, который везде – в палатке, в бауле, в кроссовках, в штанах и во всех остальных местах. И страшная зверюга кошка, пожравшая все продукты и пометившая все спальники в палатках.
Милки-Вэй. После Рест-Хауса он кажется оазисом в пустыне, в котором измученный путник блаженно падает на чистые циновки. Сидя тут и глядя на горящий огонь, можно жить вечность.
– Рест-Хаус – неправильный дом, – говорит Матар, – в нем нет места для огня.
Огонь отражается в черных, слегка подернутых дымкой кальяна глазах Матара. У него жена француженка, он знает, как завоевать сердце женщины.
– Матар ухаживал за нами, как мужчина ухаживает за женщиной, медленно и ненавязчиво склоняя ее на свою сторону, ожидая, когда она сама сдастся и согласится, – смеются девушки, когда джип везет нас через пустыню в кемпинг Milky Way.
В лицо ударяет ветер и песок. И шальная радость начинает бурлить в крови.
– Ага, – подливаю масла в разгорающийся огонь, – а мы, как та самая девушка, которая сначала кокетничает и скромно говорит «нет». Ведь нельзя же сразу сдаваться.

Чем дольше мужчина уговаривает девушку, тем сильнее разгорается его интерес и тем больше жертв он готов принести ради дамы сердца.

Так и Матар положил к нашим ногам не только Млечный Путь, но и собрал всех своих многочисленных кузенов, чтобы исполнить любой женский каприз. А каприз у всех девушек был один – оказаться с утра под очередным маршрутом. И благодаря ему мы смогли сходить на разные удаленные массивы. И все они оказались абсолютно не похожими один на другой.
Джабль-Рам – самый классический массив. Если не считать верхнего плато с лабиринтом из «слэбов», то сама стена отчасти напоминает Итальянские Доломиты, только песчаник немного отличается от породы доломита по своей структуре и цвету. Джабль-Рам так же из вершин Вади-Рам, но более монолитен, с более классическими трещинами под страховку. К тому же он хорошо пробит. Почти везде есть спусковые станции. У девушек ни разу не возникло там проблем со страховкой: с промежуточными точками, организацией станций.
А вот остальные массивы в этом плане более специфичные.
Казали – красная огненная вершина, особенно в лучах заката кажется каким-то жилищем бога огня. Отвесные стены, покрытые каменным кружевом, напоминают сюрреалистические видения Дали или языки пламени. И такие же сюрреалистические маршруты с 3D-лазаньем.
Выбранный нами маршрут, которого не было в таблице рейтингов, заставил вздрогнуть от неожиданно нетривиального лазанья. Наконец-то мы почувствовали дух Вади-Рам, специфику скал и страховки – то, что пока не ощутилось на маршрутах центральной стены Джабль-Рам – «Голдфингере» и «Мамкине».
Заявленное в гайдбуке четверочное лазанье явно напоминало пятерочное, а 5+ вообще что-то нетривиальное. И только подъехавшие израильтяне открыли нам глаза: это оказался маршрут братьев Рени, а их маршруты вообще не рекомендуется ходить. И если находятся смельчаки, отважившиеся пойти, то надо сразу прибавлять на полторы-две категории к циферкам, указанным в гайде.
Но на мой взгляд, братья Рени не заслужили такую славу. Они крутые перцы. И я всем рекомендую сходить хотя бы один их маршрут. В них есть изюминка, которая делает эти линии безумно притягательными. В маршрутах братьев Рени – некий магнетизм, такой же, как и у этих массивов посреди пустыни. Такой же, как и у всего этого места под массивом Казали, где расположен кемпинг Milky Way.
Вообще, нам постоянно, с самого первого дня везло не только с ключевыми людьми и событиями, но и со всем остальным.
Погода была замечательная. Самый популярный сезон – март-апрель. Но я считаю, мы очень выгодно выбрали время. Не было жары, а если и было немного жарко на солнце на маршруте, то всего на пару часов, поэтому пить особо не хотелось. Солнце хоть и пекло, но воздух все равно был прохладный, а вечерами даже доставали пуховки. Ветер дул всегда. В деревне и в Рест-Хаусе вообще очень сильно дуло, регулярно в палатки надувало песок, который приходилось вытряхивать. Всем девушкам очень понравились куртки Red Fox, ветер они держали отлично. Когда ехали в открытом джипе, ветер в лицо, куртки спасали, это правда.
На фестивале в Доломитах было иногда понятно, что кому-то чего-то не хватало, здесь же все были стопроцентно довольны, единственное, жалко, что не сделали массовое восхождение. Хотя у нас получилось массовое лазанье вместо «школы», все выбрали себе маршрут и полезли параллельными связками.

Чемпионат или фестиваль. За и против

Мне интересны и чемпионаты, и фестивали. И в том и в другом есть свои прелести и недостатки.
В чемпионате есть спортивная мотивация, которая дает очень сильный стимул для развития. Она подвигает на серьезные тренировки и повышение уровня. Участники «заточены» в первую очередь на победу и на скорость прохождения маршрутов. Это вносит прогресс в общий уровень топовых спортсменов-альпинистов. Но чемпионат загоняет в определенные рамки, которые невозможно двигать по ходу действия.
Фестиваль интересен тем, что можешь делать что-то в удовольствие, где не баллы, а номинации. Ты можешь выбрать «выгодный» маршрут из предложенного списка, а можешь пойти любой другой, который покажется более интересным. То есть он дает при желании возможность проходить интересные стены, которые было бы невыгодно проходить в условиях чемпионата.
В тех мероприятиях, которые я сейчас провожу, мне интересен симбиоз этих видов – чтобы была и спортивная мотивация, и некая свобода.
Когда это удастся в полной мере, я буду считать, что цель достигнута.

Фестивальная свободная атмосфера со спортивным ядром – то, чего я хочу достичь. В Иордании это удалось: и культурно-развлекательная часть – гонки по пустыням, посиделки у костра с гитарой, бедуинские развлечения, и в тоже время спортивная составляющая.
Фестиваль в Доломитах был более тусовочным. А в Иордании у всех была очень серьезная мотивация, девушки ходили на маршруты непрерывно, почти без дней отдыха, в режиме марафона. Того самого марафона, против которого я когда-то выступала в «Узунколе». Но для фестиваля, а не чемпионата именно форма марафона самая оптимальная. И тут она относительно безопасна, потому что нет погони за мастерскими баллами, нет стимула кровь из носа «мочить», невзирая на усталость, травмы и тому подобное. Потому что все знают, что все равно их ждет если не главный приз в основной номинации, то разные другие призы.
К сожалению, пока еще недостаточно высокий уровень участниц. Очень мало было сильных связок, которые могли бы залезть что-то серьезное. Но это в первую очередь потому, что пока у нас в стране вообще мало девушек, которые могут что-то серьезное ходить. А у тех, кто есть, в большинстве предвзятое отношение к фестивалям: что это неспортивно, потому что там нет баллов.
Но я думаю, что постепенно это предубеждение удастся переломить. И девушки поймут, что возможность сходить что-то крутое в техническом плане и занять свое место в рейтинге топовых европейских альпинисток не менее интересно, чем заработать первое место на чемпионате и получить «мастера» в России.
И ядром этих женских фестивалей, этих Women-ов, в каком бы районе они ни проходили, останутся женские связки, но хотелось бы больше привлекать парней. Потому что с ними интереснее и веселее!

Всю логистику в Вади-Рам и полную поддержку нам оказал Матар (Mater Zalabih): подъезды под маршруты, помощь в организации спасработ, трансферы в Акабу, Петру, Амман, к Мертвому морю, бронирование бюджетной гостиницы в Петре и пр., а также различные джип-сафари и гонки на джипах по пустыне, экскурсию в Бара-Каньон, торжественный ужин, бедуинское радушие и гостеприимство и праздничную незабываемую атмосферу.
В общем, Матару – наш полный респект!

И отдельно я хотела бы выразить личную благодарность всем девушкам. Потому что они все вместе сделали этот фестиваль праздником. После организации какого-либо мероприятия я всегда чувствую себя выжатой как лимон. Хочется уехать в тишину и одиночество, чтобы не приставали, не трогали. Ничего не хочется проводить, никого не хочется никуда водить, видеть, слышать. А в этот раз я вернулась полная энтузиазма и энергии двигаться. Сразу хотелось за что-то взяться глобальное. И до сих пор еще ощущение бурлящей энергии и праздника.

Различную техническую поддержку при организации Jordan Women оказали: ЦСКА им. Демченко, Липецкая федерация альпинизма, скалолазания и спортивного туризма и Израильский клуб альпинистов

Консультации по району давали:
Макс Шустер, Сергей Гончаров, Виталий Мишиев, Мария Маринов
Рейтинги маршрутов составляли: Мария Маринов и Эльад Омер

Кемпинг Milky Way: www.tevamilkyway.com
Mater Zalabih: тел. 00962 7 77 54 39 01, info@tevamilkyway.com



Экипировка участниц: RedFox


Призовой фонд: СК «Кант», Deuter, «Венто»